Гендерные исследования системы языка. Понятия сексизма и патриархальных языков

Инфо по психологии » Социальная типичность эмоций и эмотивные языковые средства » Гендерные исследования системы языка. Понятия сексизма и патриархальных языков

Сексизм связан с понятием патриархальных языков, продуцирующих неравноправие полов. Основные характеристики патриархальных языков были описаны Хеллингер:

* Неравные шансы идентификации мужчин и женщин в языке (обозначение женщин языковыми единицами мужского рода).

* Семантическая асимметрия при наличии парных единиц (слова женского рода имеют более низкий ранг, чем мужского).

* Интерпретация мужского рода, употреблённого в отношении женщины, как повышение её статуса, а женского рода в отношении мужчины - как понижение его статуса.

Феминистская лингвистика исходит из того, что женщине для психологического, социального и биологического выживания в обществе необходимо обрести в нём свою идентичность. Не в последнюю очередь это означает быть адекватно отображённой, идентифицированной в языке, который употребляется в данном cообществе. Одним из ярко выраженных патриархальных языков является немецкий. Профессор языкознания Луизе Пуш, одна из основоположниц феминистской лингвистики ФРГ, констатирует, что немецкий язык лишь для мужчин удобен, ясен и однозначен. Говорить на этом «мужском языке» о мужчинах не вызывает никаких проблем. Трудности, путаница и проблемы возникают лишь тогда, когда речь заходит о женщинах. «Мой родной язык подготовлен к моему существованию не лучше, чем наше государство - к существованию инвалидов».

Феминистки считают, что язык является не природным, а общественно-историческим феноменом, и в качестве такового вполне может подвергаться критике и изменениям. Более того, критика языка не просто возможна, а крайне необходима, как и его реформирование. В 1980 году представительницы этого направления И. Гюнтеродт, М. Хеллингер, Л. Пуш, С. Трёмель-Плётц опубликовали книгу под названием «Директивы по избежанию половой дискриминации в языке», в которой чётко сформулирован основной тезис феминистской лингвистики: «Язык является дискриминирующим по половому признаку, если он игнорирует женщин и их достижения, если он описывает женщин лишь в подчинённом положении или в зависимости от мужчин, если он показывает женщин только в стереотипных ролях и таким образом отрицает у них наличие интересов и способностей, которые выходят за этот стереотип, если он унижает женщин снисходительностью и высмеивает их».

Отражая и формируя наши образы и представления, язык укореняет и тиражирует асимметричные взгляды на мужчин и женщин. Так, например, в немецком языке сравнение женщины с мужчиной рассматривается как похвала: Sie steht ihren Mann. А сравнение мужчины с женщиной как деградация или оскорбление: Er heult wie ein Weib. Многие фразеологизмы также оценивают женщин как существ «второго сорта»: Milchmädchenrechnung = naive Rechnung. В этом проявляются определённые мыслительные стереотипы, которые при употреблении закрепляются. Другие фразеологизмы звучат чисто по-мужски: ein Mann ein Wort (eine Frau ein Wörterbuch).

Подобные примеры характерны и для английского языка. Так, Михаэль Гайс в своей книге «Язык политики» анализирует статью из журнала «Ньюсуик», посвящённую предвыборной кампании Р. Рейгана /Geis 1987/. В статье цитируется один из помощников Рейгана, назвавший соперницу последнего г-жу Ферраро «колкой» (garstig) женщиной, которая с удовольствием «выцарапала бы» (auskratzen) ему глаза. По мнению Гайса, слова «колкий» и «царапаться» едва ли употребимы в отношении мужчины, т.к. отображают стереотипную метафору женщины-кошки. Может быть, выбирая подобные выражения, журналисты и не пытались подорвать авторитет кандидата на пост вице-президента госпожи Ферраро, однако их слова акцентировали несоответствие между имиджем женщины и имиджем политика. «Мы думаем, что это мы используем язык, но на самом деле часто бывает так, что наш язык использует нас», считает Дебора Таннен. Недостаточная или ошибочная идентификация женщины в языке ведёт к её дискриминации в обществе, ущемлению её прав, сохранению и закреплению патриархально-традиционного распределения ролей между мужчиной и женщиной.

А.В. Кирилина связывает существование гендерных стереотипов и традиционных ожиданий по отношению к мужчинам и женщинам с метафоричными понятиями «мужественность» и «женственность», которые в силу своей семантической двуплановости воздействуют на сознание носителей языка. «Внутренняя форма метафизических категорий «женственность» и «мужественность» отсылает к людям разного пола и заставляет приписывать им качества, свойственные этим категориям, но необязательно свойственные реальным мужчинам и женщинам .».